Угроза топливного «голода»

Природный газПриближающаяся угроза топливного «голода» и загрязнения окружающей среды требует увеличения мер по развитию энергосбережения и альтернативных источников энергии

По данным Renewable Energy Agency и согласно статистике нефтяной компании British Petroleum, мировых запасов ископаемого топлива осталось: нефти на 40 лет; природного газа — на 62 года; угля — на 224 года; ядерного топлива — на 40 лет. Учитывая угрозу топливного «голода» и ухудшение состояния окружающей среды, необходимость развития возобновляемой энергии становится очевидной. Казахстан обладает большим потенциалом использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ), которые в долгосрочной перспективе составят замену природным ископаемым. Возобновляемая энергия обеспечит сокращение затрат на энергообеспечение, транспорт энергоносителей и разрешение экологических проблем. Правда, для этого Казахстану, прежде всего, необходимо сформировать культуру энергопотребления и энергосбережения.

Альтернативный потенциал

Альтернативные источники энергии условно можно подразделить на возобновляемые и невозобновляемые. К возобновляемым относят солнечную, ветровую и геотермальную энергию, энергию водных потоков на суше (мини- и микроГЭС мощностью до 30 МВт при мощности единичного агрегата не более 10 МВт), энергию морей и океанов (морских приливов и волн, течения, температурный градиент, градиент солености), низкопотенциальную энергию окружающей среды (теплонасосы). К невозобновляемым — энергию биомассы (растения, различные виды органических отходов) и водородную энергию. Использование ВИЭ дает миру возможность снизить зависимость от традиционных энергетических ресурсов, а также уменьшить количество токсичных выбросов, загрязняющих атмосферу и нарушающих тепловой баланс планеты. Лидерами по выработке альтернативной электроэнергии (по совокупной мощности действующих объектов) сегодня являются ЕС, США, Китай и Индия. В этих странах альтернативная энергетика превратилась в предмет государственной политики, относительно которого принят ряд нормативно-законодательных актов, выработана система финансирования и приняты меры по стимулированию соответствующего рынка. В СНГ развитие альтернативной энергетики пока не получило широкого распространения в виду того, что причины перехода с традиционных источников на возобновляемые здесь не столь очевидны, как на Западе. Все же интерес к отрасли здесь заметно растет.

По данным АО «Национальный инновационный фонд», суммарная установленная мощность возобновляемой энергетики (без учета большой гидроэнергетики) в мире только за один год — с 2004-го по 2005-й — выросла с 160 тыс. МВт до 182 тыс. МВт соответственно. В настоящее время доля использования альтернативных источников энергии в ЕС составляет 6% от общего энергопотребления, в США — 3%, России — 0,3%, а в Казахстане — 0,02%. Согласно исследованиям, например, в Бразилии и Аргентине, уже 45% автотранспорта переведены на биогаз, дающий нулевые выхлопы (этот вопрос весьма актуален для Алматы). К 2010 году ЕС планирует довести этот показатель до 10%, к 2020 году — до 20%, к 2040 году — до 30%.

АО «Национальный инновационный фонд» ссылается на оценки специалистов, согласно которым в течение 2005 года объем инвестиций в возобновляемую энергетику (ВЭ) составил $38 млрд, что на $8 млрд больше по сравнению с 2004 годом. Ситуация с финансированием той или иной возобновляемой технологии выглядит следующим образом: ветроэнергетика — 27%, фотоэлектрика — 26%, солнечное горячее водоснабжение — 11%, малая гидроэнергетика — 11%, биоэнергетика (электроэнергия + тепло) — 7%, геотермальная энергетика — 7%. Кроме того, около $20 млрд было инвестировано в большую гидроэнергетику. По результатам минувшего года к странам с наибольшими инвестициями в ВЭ — в размере около $7 млрд — относятся Германия и Китай. И если в Германии, например, фотоэлектрика и ветроэнергетика «поглотили» большую часть финансирования, то в Китае приоритетными секторами ВЭ были малая гидроэнергетика и солнечное горячее водоснабжение, не учитывая большую гидроэнергетику, говорится в материалах НИФ. По данным фонда, общее годовое финансирование в сектор ВЭ в КНР составило около $27 млрд, в США — свыше $2,5 млрд, в Испании и Японии — по $2 млрд. Кроме того, помимо финансирования в создание новых мощностей ВЭ, значительные капиталовложения направляются на строительство новых заводов по производству оборудования для фотоэлектрической и биотопливной промышленности. Так, капиталовложения в заводы по производству биотоплива, ввод в эксплуатацию которых намечался до конца 2008 года, только в США превышали $2,5 млрд, в Бразилии — $3 млрд, а во Франции — $1,5 млрд.

По информации АО «Национальный инновационный фонд», значительные объемы международных инвестиций наблюдались в мировой ветроэнергетике, причем по различным направлениям. Датская компания Vestas открыла новый завод по производству лопастей в Австралии и планировала создать еще один в Китае, в то время как немецкая Enercon создает промышленные мощности в Бразилии. В 2005 году германская Nordex начала выпуск лопастей в Китае, испанская Gamesa приступила к финансированию строительства трех новых заводов в США и одного завода в КНР. Испанская Accione, индийская Suzlon и американская GE Energy также открыли новые производственные мощности в Китае. В мировом сегменте большой гидроэнергетики в 2005 году мощности выросли на 12-14 тыс. МВт. Лидировали в этом направлении Китай (введено в эксплуатацию 7000 МВт), Бразилия (2400 МВт) и Индия (1300 МВт). Установленная мощность объектов малой гидроэнергетики выросла на 5000 МВт и достигла мирового показателя в 66000 МВт. Общее производство фотомодулей в мире увеличилось с 1150 МВт в 2004 году до 1700 МВт в 2005 году. Несколько новых производителей, в числе которых китайская Suntech, норвежская REC и германская Q-Cells, присоединились к почетному списку компаний с рыночной капитализацией более $40 млн. Что касается промышленности по производству и поставкам этанола и биодизеля, к концу 2005 года в США работало 95 таких заводов, позже планировалось ввести в эксплуатацию еще 44 завода. В Бразилии, где в 2005 году работало более 300 заводов по производству этанола, на период 2006—2009 запланировано увеличение производственных мощностей отрасли и производства сахарного тростника на 40%. В Канаде в 2005 году началось строительство 6 новых заводов.

В своих исследованиях отрасли альтернативной энергетики Казахстана АО «Национальный инновационный фонд» отмечает, что в республиканской структуре установленной мощности генерирующих источников преобладают тепловые электростанции (ТЭС) — 88%, доля гидроэлектростанций (ГЭС) составляет всего 12%. Доля ТЭС в общем объеме вредных выбросов предприятий Казахстана составляет порядка 20-25%. Между тем страна обладает значительным потенциалом ВИЭ, прежде всего в виде гидро- , ветро- и солнечной энергии, которой достаточно, чтобы обеспечить значительную часть его потребности в энергетических ресурсах.

Так, по данным Национального инновационного фонда, в Казахстане потенциальные запасы водной энергии составляют примерно 0,5% ее мировых запасов. Суммарный гидропотенциал Казахстана теоретически составляет порядка 170 млрд кВт/ч в год, из которых экономически эффективно может вырабатываться 23,5 млрд кВт/ч. Основные гидроэнергетические ресурсы сосредоточены в Восточном и Юго-Восточном регионах республики. На территории Южного Казахстана суммарные потенциальные энергоресурсы определены в размере 10 млрд кВт/ч. Северный и Центральный Казахстан располагают минимумом водно-энергетических ресурсов, на их долю приходится всего около 2,08 млрд кВт/ч, или 1,7% потенциальных гидроэнергоресурсов страны. Водно-энергетический потенциал рек Западного Казахстана оценивается в 2,8 млрд кВт/ч. В целом мощность существующих в настоящее время ГЭС Казахстана составляет 2068 МВт с годовой выработкой электроэнергии 8,32 млрд кВт/ч (12% в структуре генерирующих мощностей и выработке электроэнергии). Сегодня в республике используется лишь 30% потенциала ГЭС. В связи с появившимся дефицитом электроэнергии в Южном регионе РК (порядка 900 МВт в зимний период) приобретает большую популярность направление реконструкции и восстановления ранее действовавших малых ГЭС. Так, восстановлены малые ГЭС в поселке Фабричный (мощностью 600 кВт), идет реконструкция Иссыкской ГЭС, проектируется каскад ГЭС на реке Тентек с вводом на ирригационном сооружении ГЭС мощностью 8 МВт (первая очередь — 4 МВт) и освоение стока этой реки при строительстве каскада ГЭС общей мощностью до 200 МВт, разрабатывается ТЭО малых ГЭС для реки Ыргайты. На очереди стоят стоки рек Лепсы, Коктал и Каратал.

Согласно исследованиям Национального инновационного фонда, ссылающимся на данные экспертов, теоретический ветропотенциал Казахстана может составлять около 1820 млрд кВт/ч в год, а технический потенциал — около 3 млрд кВт/ч в год. Имеется не менее 10 районов с большим ветропотенциалом, со средней скоростью ветра 8-10 м/с., тогда как европейские ветростанции работают при средней скорости 4-5 м/с. Наиболее известны в этом плане потенциальные возможности «Джунгарских ворот» и «Шелкового коридора» — районов, расположенных в Алматинской области на границе с Китаем. Предполагается, что в одном районе могут быть размещены около 11000 штук ВЭУ мощностью 100-250 кВт (при диаметре ветроколеса — 25 метров). Выработка одной такой установки ориентировочно составляет 600 тыс. кВт/ч. Из других перспективных районов можно отметить Ерментау — 3700 кВт/ч на кв.м. (Акмолинская область), Форт Шевченко — 4300 кВт/ч на кв.м. (побережье Каспийского моря), Курдай — 4000 кВт/ч на кв.м (Жамбылская область) и некоторые другие. В поселке Бурный Жамбылской области в Чакпакском ветрокоридоре средняя скорость ветра не менее 24 м/сек., что позволяет установить серию ветростанций на 5 МВт. В Алматы предлагается полностью обеспечить потребность в электроэнергии санатория «Алма-Арасан» (2-4 МВт). АО «Национальный инновационный фонд» приводит данные Министерства энергетики и минеральных ресурсов РК, согласно которым до 2030 года планируется рассмотреть вопрос строительства в 46 районах республики ветростанций суммарной мощностью более 1 млн кВт/ч. После реализации проекта в энергетическом балансе областей можно ожидать прибавления до 40 МВт электроэнергии. Ранее усилиями Общественного фонда «Чистый мир ВЭР», ТОО «Энергоэкотрейдинг», ТОО «Казахтранстур» ветроэнергоустановка появилась в «Джунгарских воротах» как национальное изобретение, подтвержденное успешной практикой. С сентября 1999 года по июнь 2000 года на станции Достык испытывалась пилотная ВЭУ навесного типа с диаметром турбовинта 1,6 м. Вторым этапом освоения ветропотенциала «Джунгарских ворот» стала разработка и установка на станции Достык ВЭУ недульной конструкции с диаметром 2,5 м каждого из трех общей мощностью до 60 кВт. Первичные испытания подтвердили правильность расчета изобретателя. На основе полученных данных были созданы проекты передвинтовых, столбовых, навесных, установленных на автомобилях, водных судах ВЭУ. Кроме того, ветроэнергоустановки уже установлены в районе Кентау Южно-Казахстанской области и в Шетском районе Карагандинской области. Рассматривается возможность развития ветровой энергетики при помощи закрывшихся или простаивающих рудниковых шахт. В силу естественной тяги из-за разности температур на земле возникает шахтный воздушный поток. Нагнетаемый в подземные выработки, он обладает большим запасом кинетической энергии и способен вращать колеса ветроагрегатов с постоянной скоростью и в одном направлении. Движение воздуха в них равномерно, а энергетический ток эти агрегаты вырабатывают с определенной частотой и напряжением. Таким образом, получается надежный, эффективный и дешевый способ выработки электрической энергии в подземных условиях, причем без всякого вреда окружающей среде на поверхности земли. Близ села Баканас Алматинской области было осуществлено строительство первой в стране комбинированной солнечно-ветровой системы.

Суммарный годовой потенциал солнечной энергии в Казахстане тоже велик и, по данным Национального инновационного фонда, оценивается примерно в 340 млрд тонн условного топлива. Количество солнечных часов в году достигается 2-3 тыс., а энергия солнечного излучения 1,2 кВт на кв.м в год. Основной элемент для развития этой энергии — кремний, большими запасами которого обладает наша страна. Сегодня чрезвычайно важна разработка дешевых методов получения кремния в больших масштабах для производства солнечных кремниевых батарей. Ученые Казахстана и России готовы сотрудничать в этой области. По сообщению АО «Национальный инновационный фонд», в июле 2003 года Казахстан запустил свой первый проект по использованию солнечной энергии в Алматы, финансируемый программой развития ООН (ПРООН) и Канадским международным агентством по развитию (КМАР). По первоначальному плану реализация программы охватит 1500 жителей республики. В начале 2008 года на территории СЭЗ «Морпорт Актау» было начато строительство завода по производству солнечных батарей с участием немецкой Silicon Technology GmbH, Freudenstadt. Дирекция СЭЗ подписала контракт с ТОО «SilicaSolar-Aktau» на реализацию данного проекта, оценивающегося в $165 млн и включающего в себя три производственных цикла: производство кристаллических стержней и пластин (солнечные батареи), производство плат (ячеек) и производство электронных дисплеев (модулей). Продукция должна производиться по современнейшим технологиям германской фирмы Schmid Group. На заводе будет установлено новейшее технологическое оборудование, лаборатория, отвечающая международным стандартам. Кроме того, будет предусмотрена техническая возможность для наращивания объема выпускаемой продукции. С солнечной энергетикой связан еще один проект, которым планирует заняться в Алматинской области ТОО "Металлургический комбинат «Казсиликон» (входит в TSC Group), подписавший в начале октября 2007 года соглашение с НИИ Сибирского отделения РАН, иркутским ООО «Солнечный кремний» об организации производства поликристаллического кремния для солнечных батарей. В рамках пятилетних договоренностей казахстанская сторона получит лицензии на производство кремния, а также доступ к технологиям сибирских ученых. Взамен специалистам из Сибири будет отчисляться роялти. По оценкам самих специалистов, общий доход разработчиков может достигнуть 70 млн евро. Рентабельность проекта пока неизвестна, однако, по словам представителей СО РАН, объем инвестиций в новый проект оценивается более чем в $100 млн. На сегодняшний день, по данным специалистов, кремний производят в Уштобе Алматинской области на предприятии «Жер су». Однако качество выпускаемого здесь кремния на данном этапе развития не соответствует необходимым для производства солнечных элементов стандартам. Также осенью 2007 года под эгидой проекта ПРООН с целью демонстрации возможностей применения солнечных технологий в Казахстане был осуществлен проект по установке солнечной батареи на котельной в одном из районов Алматы совместно с АО «Алматытеплокоммунэнерго». Солнечные панели площадью 260 кв.м имеют тепловую производительность примерно 0,1 Гкал/час. На данный момент это самая большая солнечная установка в стране. Другая — площадью 72 кв. м смонтирована НПО «Тарбие» на Доме ребенка в Кызылорде при финансировании со стороны Программы малых грантов ПРООН. Представители ПРООН надеются, что эти установки станут своего рода рекламой возможностей, которые имеются в использовании солнечной энергии в Казахстане. Также в Индустриальном парке Темиртау Карагандинской области строится завод мощностью 25 тыс. тонн высокочистого кремния, 10,5 тыс. тонн микрокремнезема и 875 тонн кремниевого шлака. В будущем планируется создать вторую очередь предприятия и довести производство до 50 тыс. тонн высокочистого кремния. Добыча кварца в объеме 130 тыс. тонн в год будет осуществляться на месторождениях Актас и Ашколы-III в Улытауском районе Карагандинской области. А компания Kun Renewables планирует построить в Индустриальном парке Астаны завод по производству поликристаллического кремния (первый этап), моно- и мультикристаллических пластин (второй этап). Сейчас в КазНТУ им. К. Сатпаева и ФТИ МОН разрабатываются технологии переработки кремния для солнечных установок, которые позволяют осуществить полный цикл производства дешевого и высокочистого кремния солнечного качества, а в перспективе и полупроводникового кремния на основе собственных сырьевых материалов. Другим методом является силановый метод получения кремния, также разработанный во ФТИ. Предварительные оценки показывают, что себестоимость кремния, полученного новым методом, будет значительно ниже существующего уровня цен на мировом рынке. Это может привлечь частных инвесторов для промышленного внедрения этой инновационной технологии.

А в Шымкенте «Южно-Казахстанский межотраслевой территориальный центр научно-технической информации» наладил производство гелиосистем горячего водоснабжения, на основе гелиоколлекторов из специальных алюминиевых профилей. Разработанные в Алматинском институте энергетики и связи опытные гелиотепловые концентрирующие установки типа ГК мощностью 3-35 кВт и фотоэлектротепловые установки с гелиоконцентратором типа САК и мощностью ОД-2 кВт были запущены в разное время в Алматы и Талгаре. ТОО «Еркин и К» внедрило в производство серию изобретений по солнечным коллекторам и опреснителям, установило более 160 единиц таких устройств, которые способны вырабатывать от 100 до 20 тыс. литров горячей воды в день. Установки позволяют получать горячую воду с температурой до 100°С, максимальное давление в установках — до 20 атмосфер, срок службы — более 10 лет. Осуществлена продажа лицензий по патентам на солнечные коллекторы и опреснители южнокорейским компаниям K&K-electronics и MiraeSL Com. К слову, разведанные запасы геотермальных источников в Казахстане, где температура воды в устье скважин составляет 40-100°С, составляют около 100 млрд тонн условного топлива, что на порядок превышает суммарные запасы нефти и газа страны. Большинство геотермальных источников в основном находятся в Западном Казахстане — 75,9%, Южном Казахстане — 15,6% и Центральном Казахстане — 5,3%. А самым высоким температурным потенциалом обладают два 3-километровых геотермальных колодца вблизи Жаркента с температурой около 96°С, которые можно использовать для решения проблем теплоснабжения этого района.

Стабильным источником биомассы для производства энергии в республике вообще могут являться отходы сельскохозяйственного производства. АО «Национальный инновационный фонд» утверждает, что, по приблизительным оценкам, годовой выход животноводческих и птицеводческих отходов по сухому весу составляет 22,1 млн тонн, или 8,6 млрд кубометров газа, растительных остатков — 17,7 млн тонн, что эквивалентно 14-15 млн тоннам условного топлива, или 12,4 млн тоннам мазута. За счет их переработки может быть получено около 2 млн тонн условного топлива биогаза в год. Переработка этого газа в электрогазогенераторах позволит получать ежегодно до 35 млрд кВт/ч электроэнергии и одновременно 44 млн Гкал теплоэнергии. Фонд ссылается в своих исследованиях на данные НПО «ЭкоМузей» Караганды, подсчитавшего, что при использовании биогаза для производства электроэнергии ее себестоимость оказывается всего $0,025-0,075 за кВт/ч, в то время как электроэнергия от традиционных источников обходится в $0,1-0,15 за кВт/ч. Таким образом, биогаз в 2-4 раза экономичнее. НПФ «Гылым» располагает новой технологией ускоренного (до суток вместо 72 часов) анаэробного брожения органических отходов для создания автономных источников тепла или электроэнергии, опреснения, получения белковых кормовых добавок и экологически чистых обеззараженных органических удобрений. В Северо-Казахстанской области компанией «Баско» был построен завод по производству биоэтанола — производственный комплекс «Биохим», занимающийся получением биобензина марок БЭ-92, БЭ-95, состоящего из топливного биоэтанола, синтезируемого из зерна. В Костанае еще одно предприятие по производству биотоплива строится на частные инвестиции. Этот завод будет производить биодизель, для которого исходным сырьем служит рапс.

АО «Национальный инновационный фонд» заявляет, что, согласно планам правительства РК, в отрасли альтернативной энергетики доля использования альтернативных источников энергии до 2012 года должна составить 0,05%, до 2018 года — 1%, до 2024 года — 5%; обеспечение замещения альтернативными источниками энергии к 2009 году должно составить 65 тыс. тонн условного топлива, к 2012 году — 165 тыс. тонн условного топлива, к 2018 году — 325 тыс. тонн условного топлива, к 2024 году — 688 тыс. тонн условного топлива и к 2030 году — 1,139 млн тонн условного топлива; доля использования ВИЭ (без учета крупных гидроэлектростанций) в производстве электрической энергии должна возрасти до 3000 МВт мощности и 10 млрд кВт/ч электроэнергии в год к 2024 году.

Влияние ВИЭ на окружающую среду

В материалах АО «Национальный инновационный фонд» говорится, что сегодня предприятия энергетического сектора Казахстана являются самым крупным источником загрязнения атмосферы, выбрасывая в атмосферу более 1 млн тонн вредных веществ и около 70 млн тонн двуокиси углерода. Приблизительная оценка экономического ущерба от загрязнения окружающей среды только угольной энергетикой составляет в республике порядка $3,4 млрд в год. Таким образом, игнорирование использования альтернативной энергетики и централизация энергоснабжения приводят к нерациональному использованию энергоресурсов, снижению экономичности и надежности энергоснабжения, а также наносят ощутимый вред экологии и здоровью людей. Впрочем, как утверждают эксперты, мнение о том, что выработка электроэнергии за счет ВИЭ представляется абсолютно экологически чистой, не совсем верно. Эти источники энергии обладают принципиально иным спектром воздействия на окружающую среду по сравнению с традиционными энергоустановками на органическом, минеральном и гидравлическом топливе, причем в некоторых случаях воздействия последних представляют даже меньшую опасность.

Так, согласно данным фонда, отнесение солнечных станций к экологически чистым электростанциям нельзя назвать полностью обоснованным в силу недостаточной изученности данного ВИ и последствий его использования. В лучшем случае к экологически чистой можно отнести конечную стадию — стадию эксплуатации солнечных электростанций (СЭС), и то относительно. Дело в том, что СЭС являются достаточно землеемкими, их удельная землеемкость изменяется от 0,001 до 0,006 га/кВт с наиболее вероятными значениями 0,003-0,004 га/кВт. Это меньше, чем для ГЭС, но больше, чем для ТЭС и АЭС, говорят ученые. Также солнечные станции весьма материалоемки (металл, стекло, бетон и т.д.), к тому же в приведенных значениях землеемкости не учитываются изъятие земли на стадиях добычи и обработки сырья. В случае создания СЭС с солнечными прудами удельная землеемкость повысится, и увеличится опасность загрязнения подземных вод рассолами. Солнечные концентраторы вызывают большие по площади затенения земель, что приводит к сильным изменениям почвенных условий, растительности и т. д. Также нагрев воздуха при прохождении через него солнечного излучения, сконцентрированного зеркальными отражателями, приводит к изменению теплового баланса, влажности, направления ветров; в некоторых случаях возможны перегрев и возгорание систем, использующих концентраторы, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Применение низкокипящих жидкостей и неизбежные их утечки в солнечных энергетических системах во время длительной эксплуатации могут привести к значительному загрязнению питьевой воды. Особую опасность представляют жидкости, содержащие хроматы и нитриты, являющиеся высокотоксичными веществами.

При работе же ветроэлектростанций наиболее важным фактором влияния на окружающую среду, по мнению экспертов, является акустическое воздействие. Впрочем, считают они, удаление ВЭС от населенных пунктов и мест отдыха решает проблему шумового эффекта для людей. Однако шум может повлиять на фауну, в том числе на морскую фауну в районе экваториальных ВЭС. Вероятность поражения птиц ветровыми турбинами оценивается в 10%, если пути миграции проходят через ветровой парк. Размещение ветровых парков повлияет на пути миграции птиц и рыб. Помехи, вызванные отражением электромагнитных волн лопастями ветровых турбин, могут сказываться на качестве телевизионных и микроволновых радиопередач, а также различных навигационных систем в районе размещения ветрового парка ВЭС на расстоянии нескольких километров.

Фактор господдержки

В материалах АО «Национальный инновационный фонд» отмечается, что в Казахстане эффективное развитие альтернативной энергетики, в особенности отрасли ВИЭ, затруднено по многим причинам. Эксперты называют 5 ключевых барьеров, препятствующих развитию ВИЭ. Первый — отсутствие законодательной базы, а именно Закона «О поддержке использования возобновляемых источников энергии», в котором должны быть четко сформулированы государственные цели и приоритеты развития ВИЭ. Пока, как известно, экономика Казахстана по-прежнему опирается на колоссальные запасы углеводородов, что препятствует широкому развитию ВИЭ. Имеет место сильное лоббирование интересов энергокомпаний, ориентированных на применение традиционных методов и технических средств для получения энергоресурсов. Кроме того, таможенное законодательство не рассматривает правила импорта специального оборудования для ВИЭ (эксперты считают целесообразным снизить таможенные пошлины на ввоз спецоборудования для ВИЭ), а налоговое не предусматривает предоставление льгот для производителей и системы упрощенной тарификации для потребителей. Второй — финансовый барьер, демонстрирующий отсутствие экономических стимулов для вложения инвестиций в отрасль на фоне высокой стоимости спецоборудования, низкой покупательской способности внутри страны, отсутствия госдотаций. Третий — информационный барьер, означающий дефицит сведений о выгодах доходности инвестиций от использования ВИЭ. Четвертый — институциональный барьер, показывающий неэффективность системы мер по принуждению выполнения экологического законодательства и нежелание госорганов участвовать в финансировании инвестпроектов по освоению ВИЭ. Пятый — научно-технологический барьер, которому характерны нехватка инженерных, научных, производственных кадров, владеющих проблемой использования ВИЭ, а также недостаточно эффективная система присвоения патентов в Казахстане, включающая несколько утомительных этапов.

Между тем эксперты считают, что именно государство должно выступить инициатором развития альтернативной энергетики, в первую очередь, создав благоприятные условия для участников этой отрасли путем предоставления кредитов и других стимулирующих программ, введения налоговых и прочих льгот как для производителей оборудования ВИЭ, так и для производителей энергии с использованием альтернативных источников энергии.

В отчете АО «Национальный инновационный фонд», в частности, отмечается, что для ускорения создания и дальнейшего развития технологий получения энергии на основе широкомасштабного использования ВИЭ в РК необходимо проведение целого ряда мероприятий. Прежде всего, необходимо разработать Государственную программу по развитию возобновляемой энергетики, в которой бы были прописаны условия для развития ВИЭ и внедрения чистых технологий во всех отраслях экономики. Кроме того, по мнению экспертов, нужно принять пакет законов и законодательных актов о ВИЭ (например, принять закон «О возобновляемых источниках энергии» и разработать к нему механизмы, гарантирующие покупку всей электроэнергии государством), создать методы финансовой поддержки проектов по ВИЭ (займы под гарантию правительства, низкопроцентные банковские ставки, налоговые каникулы, различные преференции, ввести систему «зеленых» сертификатов, отменить налоги в СЭЗ и т. д.). Так, специалисты считают вполне разумным установление льготного процента на кредиты и займы в области ВИЭ по ставке не более LIBOR + 1%, что, по их мнению, позволит привлечь больший интерес к данным проектам со стороны инвесторов и поспособствует более быстрому развитию отрасли. Государственная страховая корпорация по страхованию экспортных кредитов и инвестиций должна осуществить страхование проектов использования ВИЭ для содействия экспорту товаров и услуг казахстанских производителей путем страхования и перестрахования всех видов рисков. Также должно быть расширено бюджетное финансирование фундаментальных и прикладных научно-исследовательских и демонстрационных проектов и опытно-конструкторских разработок в области ВИЭ. Согласно материалам АО «Национальный инновационный фонд», для проведения эффективной государственной политики регулирования тарифов на электроэнергию и тепло, производимые с использованием ВИЭ, необходимы в том числе законодательные гарантии для установления стабильных цен в течение длительного периода, вплоть до 20 лет.

Вместо строительства топливно-энергетической станции в районе города Экибастуз мощностью 7200 МВт с выдачей мощности в Китай по ЛЭП постоянного тока без возможности промежуточного отбора мощности, эксперты предлагают построить комплекс ветропарков, гидроаккумулирующих станций и магистральных ЛЭП переменного тока напряжением 1150 кВт для электроснабжения Южного Казахстана и Китая. Это позволит не выбрасывать в атмосферу 34-36 млн тонн парниковых газов промышленными предприятиями и, соответственно, не платить за превышение установленные квоты по 100-200 евро за каждую тонну двуокиси углерода после 2010 года (в этом году Казахстаном ожидается достичь уровня выбросов парниковых газов базового 1990 года). В ряде ветровых районов предлагается организовать специальные СЭЗ со льготным налогообложением (оффшорные зоны ВИЭ) для организации на их территориях производства надежных и дешевых установок по преобразованию ВИЭ в электричество и тепло. Целесообразно также принять инструкцию «По параллельному использованию электроэнергии ветровых электростанций», которая определит порядок покупки электроэнергии местными электрическими сетями, установит составные части стоимости единицы электроэнергии и условия продажи такой электроэнергии всем потребителям сети, а не только расположенным вблизи от ветропарков, полагают эксперты.

При становлении отрасли альтернативной энергетики они считают необходимым применять опыт и разработки других стран-лидеров в данной отрасли. К слову, в Австралии, Австрии, Франции и Японии предоставляют инвестиционные субсидии, в Индии и Португалии — действуют налоговые льготы и льготы при госзакупках, в Калифорнии (США), Швеции и Великобритании — сертификаты-обязательства по квотам на возобновляемую энергию.

Все вышеперечисленные меры должны, по мнению специалистов, реализовываться отдельным госорганом, который будет курировать отрасль альтернативной энергетики, в том числе разрабатывать законопроекты, лоббировать интересы отрасли в правительстве, отслеживать все направления деятельности в отрасли. Необходимость создания такого госоргана обусловлено тем, что Минэнерго на сегодняшний день курирует большой блок вопросов, связанных с традиционной энергетикой, и в этой связи программы по альтернативной энергетике, как правило, уходят на второй план, либо их решение откладывается на неопределенный срок.

Развитие основных направлений данной отрасли должно идти одновременно, в том числе параллельно с повышением благосостояния населения. Важно, чтобы процесс создания технологий и изучения потенциала происходил одновременно с процессом разработки и принятия законодательной базы, говорят эксперты.

Елена БУТЫРИНА, panorama.vkkz.com

Еще по теме

Оставить комментарий