Южный ренессанс нетрадиционной энергетики

ГЭСУ Юга, по мнению экспертов, есть все шансы стать тем локомотивом, который сдвинет с мёртвой точки российскую нетрадиционную энергетику.
Амсарская ГЭС построена фондом «Новая энергия» в 2007 г. в Рутульском районе Республики Дагестан. Эксперты говорят о том, что в ЮФО сложились благоприятные условия для развития малой энергетики: конкуренции — никакой, цены на электроэнергию высокие, дефицит колоссальный, спрос растёт быстро и будет расти ещё не одно десятилетие.

С середины прошлого года в ЮФО заявлено полтора десятка проектов по строительству генерирующих мощностей с использованием возобновляемых или, как их чаще называют в России, нетрадиционных источников энергии, и это не считая грандиозных планов ГидроОГК по развитию малой гидроэнергетики. Проекты отличаются по масштабам, находятся в разных стадиях реализации, по некоторым пока заключены только рамочные соглашения и соглашения о намерениях с инвесторами, кое-какие до сих пор не имеют детальной проработки и ТЭО. Но в целом специалисты считают такое количество заявок настоящим прорывом в развитии нетрадиционной энергетики и уверены, что даже единичные реализованные проекты способны вызвать эффект «снежного кома», т. е. запустить внедрение возобновляемых источников энергии (ВИЭ) «на поток» и на Юге, и в остальных регионах России.

«Цены на топливо — первоисточник интереса к нетрадиционной энергетике», — говорит Сергей Гончаров, начальник центра проектных разработок и экспертизы ОАО «ЮГК ТГК-8». Глава экспертного совета «Деловой России» Антон Данилов-Данильян утверждает, что уже при цене на нефть в 30–35 долларов за баррель даже самые дорогие пока среди всех ВИЭ установки на солнечной энергии становятся рентабельными и начинают окупаться за 5–7 лет без государственного субсидирования. Дополнительным источником прибыли для компании, владеющей любой электро— или тепловой станцией на ВИЭ, становятся так называемые «углеродные активы» — сокращения выбросов парниковых газов. В среднем пятисоткиловаттная установка от любого ВИЭ способна сократить за год около 1000 тонн СО2. С использованием механизмов Киотского протокола их можно продавать на углеродном рынке Европы, где в настоящее время квота на предотвращение выброса тонны СО2 стоит 7–8 евро. Нетрудно посчитать её дополнительный экономический эффект. Перевести в цифры политические, социологические, экологические преимущества возобновляемой энергетики куда сложнее, но они и не подвергаются сомнению.
Оборудование для Европы

Серьёзные попытки развивать генерацию от ВИЭ предпринимались в России как минимум дважды — в 1930−е и в 1950–1960 годы. Однако грандиозные проекты и задачи, стоявшие перед тогдашней экономикой, требовали столь же грандиозных источников энергии, и малые не выдерживали конкуренции. «Гигантомания в энергетике Советского Союза сделала своё дело, — говорит Владимир Акшель, директор департамента комплексных проектов технического холдинга “Электросистемы”. — Были времена, когда шла ликвидация малых котельных, малых ГЭС, даже если они были вполне рентабельны. В 50−е годы на территории СССР действовало более пяти тысяч малых гидроэлектростанций, две трети которых располагались на территории Северного Кавказа. В 90−е годы от них осталось менее 300. Теперь приходится бороться уже с привычкой ко всему гигантскому».

Однако научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки в этом направлении не прекращались, и, по свидетельству Павла Безруких, заместителя директора департамента экономического анализа и перспективного планирования Минпромэнерго РФ, в конце 80−х — начале 90−х годов СССР занимал вполне достойное место в мире по всем видам оборудования, за исключением крупных ветроустановок (мощностью 100 кВт и более). Отечественное оборудование оказывалось дешевле импортного на 30–50%.

Даже в самый сложный для ВИЭ период, начавшийся в 90−е годы, в Краснодарском крае фирме «Солнечный ветер» удалось освоить серийное производство конкурентоспособных на мировом рынке фотоэлектрических преобразователей в объёме до 2 МВт в год, которые, к сожалению, сегодня поставляются в основном зарубежным потребителям в Германии, Испании и других странах.

Увы, сегодня на экспорт ориентированы и другие российские производители оборудования для ВЭ. Гендиректор межотраслевого научно-технического объединения «ИНСЭТ» (основной российский производитель гидроэнергетического оборудования для малых ГЭС) Яков Бляшко говорит, что 80% продукции его предприятия идёт на экспорт, в то время как электроэнергией не обеспечены 70% территории России.

Даже недавно объявленные крупные производственные проекты рассчитаны почти исключительно на западный рынок. Так, в начале этого года Группа «Промышленные инвесторы» объявила о том, что их специальное подразделение — ООО «Солнечная энергетика» — создаст в 2008–2010 годах первое в России производство полного цикла элементов солнечной энергетики стоимостью 114 млн долларов и конечной производительностью 2,5 тысячи тонн поликремния. Этого достаточно для сборки фотоэлектрических преобразователей суммарной мощностью до 250 МВт в год. По заявлению инвесторов, 90% (!) своей продукции «Солнечная энергетика» будет экспортировать в Европу.

Есть примеры и иного рода. Специалистами Дагестанской региональной генерирующей компании разработана и запатентована технология строительства малых ГЭС «Прометей», не имеющая аналогов в мире. Она позволяет электростанции работать в автоматическом режиме без обслуживающего персонала, что значительно сокращает сроки и стоимость строительства и эксплуатационные затраты. Используется это оборудование при строительстве нескольких малых ГЭС на Северном Кавказе, в том числе и в самом Дагестане.

В ЮФО в настоящее время можно смело говорить о сформировавшемся кластере производителей оборудования нетрадиционной энергетики. Помимо уже упоминавшегося «Солнечного Ветра», следует назвать краснодарские компании «Ветроэн-Юг» и ОАО «Сатурн» ( занимается разработкой и производством солнечных батарей и никель-водородных аккумуляторных батарей), астраханский завод «Ветроэнергомаш», волгоградское НПО «Ветротехника» и другие. Исследованиями потенциала ВИЭ, научными изыскательскими и опытно-конструкторскими разработками занимаются «ЮЖГЕОТЕПЛО», «ТеплоПроектСтрой», «ТОТЕК», кафедра энергетики и возобновляемых источников энергии на базе Кубанского аграрного университета, Краснодарский ГУ «Центр энергосбержения и новых технологий» (ЦЭНТ), ГУ «Волгоградский центр энергоэффективности», ОАО «Ростовтеплоэлектропроект» (РоТЭП), «Южный инженерный центр энергетики». Уже накоплена солидная библиотека отечественных технологических разработок и исследований территориальных потенциалов гидро- , геотермальной, ветровой и солнечной энергии практически во всех регионах ЮФО.

Трудно заподозрить российских производителей в том, что они умышленно и целенаправленно работают «на заграницу». Совершенно очевидно, что в России при всём необъятном и совершенно не освоенном рынке возобновляемой энергетики нет достаточного спроса на эту продукцию.

Эксперты отмечают, что развитию альтернативной энергетики мешает слабая осведомлённость потребителей и потенциальных инвесторов о возможностях и достоинствах ВИЭ и положительных примерах их использования. Но самое главное — многие годы в стране не было государственных программ по развитию и поддержке альтернативной энергетики, которые широко распространены, например, в Европе.
Нетрадиционные ресурсы Юга

Юг России, говорят эксперты, — один из наиболее перспективных регионов для развития нетрадиционной энергетики. Кроме того, для неё здесь сложилась весьма благоприятная рыночная конъюнктура. Один из уважаемых экспертов в приватной беседе перечисляет: «Конкуренции — никакой, цены на электроэнергию высокие, дефицит колоссальный, спрос растёт быстрее, чем где бы то ни было, и будет расти ещё не одно десятилетие, учитывая инвестиционный бум. И при этом буквально под ногами и над головой здесь имеется колоссальный и почти неиспользуемый ресурс почти всех возобновляемых источников энергии». Сергей Гончаров детализирует: «В Краснодарском крае и Северокавказских республиках в качестве ВИЭ могут применяться гидроэнергетические установки, использующие энергию малых рек и ручьёв, солнечные системы электро— и теплоснабжения, ветроэнергетические установки. В Ставропольском крае — запасы геотермальных источников».

Попытки освоения этих ресурсов предпринимались ещё в 90−е годы. Тогда в Краснодарском крае была построена первая в России экспериментальная солнечная деревня из сорока домов с солнечными батареями на крышах. Кроме того, в крае были реализованы и другие проекты в области ВИЭ: котельная Центральной районной больницы Анапы на гелиоустановке, солнечная котельная в посёлке Лазаревское на предприятии МУП «Тепловые сети» города Сочи и другие — всего 65 гелиоустановок, общей площадью 6300 квадратных метров. До сих пор Краснодарский край остаётся самым крупным российским производителем и пользователем солнечной энергии, а его опыт приводят в пример во всех специализированных источниках. В Калмыкии в 1992–1994 годах было начато строительство ветровой электростанции мощностью 22 МВт, правда, тогда в действие ввели только одну ветроустановку (ВЭС) мощностью 1 МВт, и проект замер из-за отсутствия финансирования. В Волгоградской области в начале двухтысячных делались попытки эксплуатации ВЭС мощностью 4 кВт на базе отдыха «Бакалда», на двух АЗС ЛУКОЙЛ на автотрассе Волгоград — Ростов. Кстати, уже в 2008 году по сведениям, полученным от ГУ «Волгоградский центр энергоэффективности», ЛУКОЙЛ заказал ещё 50 таких агрегатов на одном из волгоградских заводов. В Кавминводах имеется несколько пробурённых геотермальных скважин с опытными установками.
Эффект снежного кома

Настоящий прорыв в нетрадиционной энергетике произошёл на Юге в 2007−м и в начале 2008 года. Одно за другим в СМИ стали появляться сообщения о начале строительства, заключении инвестиционных соглашений по реализации проектов электростанций на ВИЭ. Эксперты склонны считать, что этому в немалой степени способствовали выработанные в 2006–2007 годах в крупнейших южных регионах перспективные программы развития до 2015–2020 годов региональной электроэнергетики и энергосбережения, включающие подпрограммы внедрения нетрадиционных и возобновляемых источников энергии.

Наиболее активен по-прежнему Краснодарский край. Павел Алёшин, первый заместитель руководителя департамента ТЭК Краснодарского края, рассказал, что совместно с ГУ ЦЭНТ была разработана детальная концепция развития ВЭ в крае, согласно которой в перспективе 2010–2015 годов на Кубани предполагается построить и запустить следующий объём электрогенерации:10 МВт на основе энергии солнца, 100 МВт на базе геотермальной энергии, 50 МВт (э) на биомассе энергетических комплексов. Объёмы тепловой генерации составят 200 МВт солнечной, 1000 МВт геотермальной и 100 МВт — на биомассе.

К активным действиям местные органы исполнительной власти подталкивают и стремящиеся войти в регионы инвесторы. Президент Кабардино-Балкарской Республики Арсен Каноков подчёркивает: «Например, сейчас в нашей республике производится не более 30 процентов потребляемой электроэнергии, и эту ситуацию, безусловно, надо пытаться менять самим, создавая для инвесторов самые благоприятные условия и имея чёткую концепцию развития местной генерации. Ведь от энергоснабжения будут зависеть все наши крупные инвестпроекты в области туризма, а они уже тянут на миллиарды долларов».

Виталий Бутузов, генеральный директор ОАО «ЮЖГЕОТЕПЛО», добавляет: «Сегодня газопроводы на Юге просто не имеют физической способности пропустить дополнительные расходы газа. Между Геленджиком и Туапсе газоснабжения нет вообще. А потребность в нём огромная. Можно ждать, когда построят новый газопровод “Южный поток”, согласуют все формальности с Турцией и пустят “Голубой поток”, а пока более двух десятков проектов будут остановлены из-за того, что нет электрической энергии и газа. Поэтому сейчас нужно строить небольшие объекты, рассчитанные на местные доступные энергоносители. Для Краснодарского края это солнце, ветер, геотермальная энергия».

Ряд руководителей муниципальных образований ЮФО предметно интересуются альтернативными источниками, заказывают проработку проектных предложений, приглашают на места специалистов по возобновляемым источникам энергии из российских и зарубежных научно-исследовательских, проектных, инжиниринговых, энергетических и производственных профильных компаний. Имея на руках проработанные концепции и проекты, региональным властям удаётся добиться участия региона в международных и федеральных профильных программах. Так, в Краснодарском крае сейчас ведётся рабочее проектирование демонстрационного проекта с использованием геотермальной энергии в посёлке Розовый (Лабинский район). Для проекта привлекаются гранты и кредиты Глобального экологического фонда Мирового банка в рамках российской программы по развитию ВИЭ. Весь комплекс будет состоять из нескольких установок, действующих на различных видах ВИЭ. Это гелиоустановки, котельная на биомассе, геотермальная станция, ветроагрегаты и мини-ГЭС. Комплекс призван стать наглядной демонстрацией преимуществ ВИЭ и способствовать привлечению в этот сектор теперь уже частных инвестиций. «Международная финансовая корпорация» (IFC), являясь одним из подразделений Международного банка, реализует на территории Краснодарского края «Программу по стимулированию инвестиций в энергосбережение». Она включает в себя как инвестиционное направление, так и консультационную поддержку и направлена на стимулирование рынка финансовых услуг в сфере финансирования энергосберегающих проектов. Активность местных властей позволила и Астраханской области дважды попасть в международные проекты TACIS — «По повышению энергоэффективности России» и «По использованию в России ВИЭ и реконструкции малых гидростанций». Каждая программа финансируется из средств ЕС в объёме 2 млн евро.

Северокавказские республики имеют по нескольку детально проработанных проектов, которые претендуют на финансирование из средств ФЦП «Юг России». С середины прошлого года на Юге при непосредственном участии местных органов власти было заявлено несколько грандиозных и амбициозных проектов с использованием ВИЭ, предполагающих привлечение российских и зарубежных частных инвесторов

Использовать альтернативные источники собирается и «Южная генерирующая компания ТГК-8». По её заказу специалисты института «Ростовтеплоэлектропроект» в первом квартале 2008 года приступили к разработке проектной документации по использованию ВИЭ в двух регионах ЮФО — Ставропольском и Краснодарском краях.
Везучая гидроэнергетика

Безусловно, наиболее масштабные перспективы на Юге — у гидроэнергетики. В ЮФО насчитывается более 1300 рек, ручьёв с приемлемыми для малой гидроэнергетики перепадами высот и скоростями потоков. Толчок к освоению этого потенциала дала программа по развитию гидроэнергетики, которую осуществляет с 2004 года специально созданное правительством России ОАО «Федеральная гидрогенерирующая компания» (ОАО «ГидроОГК»).

Компания реализует подавляющее большинство проектов строительства ГЭС (крупных, средних и малых) на Северном Кавказе. Программа развития малой гидроэнергетики на перспективу до 2020 года предусматривает ввод в эксплуатацию в 2008 году МГЭС суммарной установленной мощностью (СУМ) 10 МВт, с 2009 по 2020 годы — по 50 МВт в год. Оператор программы — учреждённый «ГидроОГК» фонд «Новая энергия» — уже завершил строительство трёх малых ГЭС в Южном Дагестане общей установленной мощностью 3,8 МВт. В стадии практической реализации находится 17 проектов строительства малых ГЭС более 110 МВт СУМ. Их ввод в эксплуатацию предполагается в 2008–2010 годах. Кроме того, в фонде сосредоточено и находится в стадии предпроектной подготовки 203 проекта строительства в ЮФО малых ГЭС суммарной мощностью более 1,3 ГВт.

Для компании принципиален вопрос привлечения в свои проекты частных инвестиций. В настоящее время компания за счёт собственных средств строит две станции в КЧР и одну в РСО-Алании, которые будут запущены уже в этом году — параллельно вёдется поиск частных соинвесторов. Реализация же прочих проектов, рассчитанных на пуск в 2009−м и последующих годах, начнётся только при условии привлечения внешних инвестиций.

Пока найден только один частный инвестор: ОАО ПМК «Каббалкгидрострой» выступает соинвестором строительства Зарагижской малой ГЭС мощностью 15,6 МВт в Кабардино-Балкарской Республике. Доля инвестора в проекте — 40%, доля фонда «Новая энергия» — 60%. Ранее сообщалось, что интерес к проектам малых ГЭС Северного Кавказа проявили японская Mitsui, финский Fortum, Baring Vostok Capital Partners, ЕБРР. Выказали заинтересованность, правда, пока только предварительную, ЛУКОЙЛ и «Интеррос».

Как заверяют в пресс-службе ГидроОГК, среди их проектов нет таких, в которые заведомо невозможно или очень сложно привлечь инвесторов в силу разных причин — недостаточной платёжеспособности, очень низкой концентрации капитала, малой инвестиционной привлекательности территории и др. Компания целенаправленно отбирает экономически эффективные, привлекательные для инвесторов проекты. Норма внутренней доходности, принятая в компании, недавно была увеличена с 10 до 11%, в связи с чем, как пояснил зампред правления «ГидроОГК» Василий Зубакин, было принято решение отказаться от начала строительства в этом году Нижнебурейской ГЭС, Нижнезейских ГЭС и каскада Зеленчукских ГЭС.

Генеральный директор фонда «Новая энергия» Андрей Железнов рассказал «Эксперту ЮГ», что фонд выступает инициатором начала реализации каждого проекта. Перед этим «Новая энергия» собирает исходную информацию и все имеющие наработки о створе в совершенно разных формах — как в виде проектной документации, так и в качестве предварительных укрупнённых расчётов. Затем следует предпроектный анализ створа: оцениваются его энергопотенциал и экономическая эффективность. Если проект по итогам анализа даёт неплохие экономические показатели, то он включается в программу «ГидроОГК» и начинает финансироваться. Источники финансирования — инвестиционная программа ОАО «ГидроОГК» и средства внешних инвесторов.

«Мы делаем инвестору предложение только после того, как проект будет достаточно глубоко проработан, — говорит г-н Железнов. — То есть готово его технико-экономическое обоснование. И на это мы тратим собственные средства. Базовая схема взаимодействия с инвестором предусматривает создание совместного предприятия, формирование уставного капитала и заключение инвестиционного договора. Доля привлечённого участника может достигать в крупных станциях не более 49 процентов, в небольших — доходить до 100 процентов. В последнем случае для инвестора с долей меньше 100 процентов предусмотрена дополнительная опция: после ввода станции в эксплуатацию фонд готов продать инвестору свою долю и полностью выйти из проекта. С момента подписания договора фонд начинает непосредственно взаимодействовать с подрядными организациями, заключает договоры на проектно-изыскательские работы, поставку оборудования и СМР».

Фонд готов сотрудничать с операторами «самостоятельных» проектов и без собственного финансового участия. «Мы можем реализовать их проекты “под ключ”, — уверяет Андрей Железнов. — В этом случае мы возьмём на себя организацию и проведение всего комплекса мероприятий, связанных со строительством объекта».
Подключение инвесторов

На территории ЮФО есть и «самостоятельные» проекты малой гидроэнергетики. Геннадий Анпилов, генеральный директор электромонтажной компании «Авангард ЭМК», рассказывает, что в республиках Северного Кавказа накопилась масса нереализованных проектов мини-ГЭС, разработанных ещё в советские времена до семидесятых годов и в 90−е годы, когда предпринималась попытка возродить малую гидроэнергетику. Эти заброшенные проекты можно возродить. Первые инвесторы подобных энергоустановок — это чаще всего достаточно крупные игроки, развивающие собственный бизнес в регионе и испытывающие недостаток мощностей, особенно те новые пользователи, которые удалены от энергетических сетей или находятся в остродефицитных регионах. Среди них, например, туристско-рекреационные комплексы — такие, как «Домбай-Архыз», «Приэльбрусье» или «Красная Поляна». Там, как правило, генеральные инвесторы самих проектов готовы софинансировать и их энергообеспечение, в том числе и по проектам, осуществляемым ГидроОГК. В связи с этим среди потенциальных инвесторов в гидроэнергетику Кавказа называют отечественные компании «Интеррос», ЛУКОЙЛ, «Базовый Элемент».

Показательна в этом смысле судьба проекта Краснополянской ГЭС-2 на реке Мзымта, который подготовило ОАО «Южная генерирующая компания — ТГК-8». Инвестиционный проект был представлен компанией президенту ОАО «ЛУКОЙЛ» Вагиту Алекперову, который дал ему предварительную положительную оценку и готов вести разговор об участии ЛУКОЙЛа в финансировании проекта после рассмотрения различных вариантов его реализации.

ГидроОГК надеется привлечь в качестве внешнего инвестора в строительство Сочинских ГЭС дочернюю структуру «Базового элемента» Олега Дерипаски En+, с которой компания уже сотрудничает в Красноярском крае на строительстве Богучанской ГЭС и алюминиевого завода. Г-н Дерипаска весьма активно вкладывает деньги в различные проекты на Кубани, в том числе и касающиеся подготовки к Олимпиаде, а проект ГидроОГК как раз к ней и приурочен. Поэтому наблюдатели совершенно уверены в успешном исходе переговоров.

За «большую» гидроэнергетику — да ещё на основе государственно-частного партнёрства — инвесторы иногда готовы конкурировать. Так, на каскад из 10 ГЭС на реке Аргун (Чеченская Республика) мощностью около 800 МВт претендовали и китайские (возможна доставка сборных грузов из Китая), и южнокорейские, и австрийские инвесторы. Этот проект после его полной реализации покроет более 85% потребности республики в электроэнергии. В мае этого года правительство Чечни подписало-таки контракт между ГУП «Аргунэнерго» и фирмой из Словении «Рика-Групп» о строительстве одной из десяти ГЭС Аргунского каскада.
Новые горизонты

Совершенно новые горизонты перед ВИЭ открылись только в конце прошлого года, когда были приняты пролоббированные и разработанные в основном РАО «ЕЭС России» и ГидроОГК поправки к Федеральному закону «Об электроэнергетике», которые содержат очень внушительные разделы, посвящённые ВИЭ. Эти поправки призваны снизить инвестиционные риски и повысить инвестиционную привлекательность проектов, связанных с возобновляемой энергетикой. Новая редакция закона устанавливает основные механизмы поддержки производства энергии на основе ВИЭ: субсидирование затрат на подключение к сетям для генераторов мощностью до 25 МВт и возможность покрытия других расходов из федерального бюджета; возложение на сетевые организации обязательства покупки энергии ВИЭ по фиксированному тарифу, устанавливаемому правительством, для компенсации своих технологических потерь; введение механизма надбавок к цене энергии ВИЭ сверх цены оптового рынка. Ещё одним важным элементом системы господдержки станут выпуски специальных сертификатов возобновляемой энергии по аналогии с системой «зелёных» сертификатов, использующихся во многих странах мира.

Советник председателя правления ОАО «ГидроОГК» Анатолий Копылов считает, что хотя этих поправок ждали уже очень давно, они не опоздали: «Предыдущая попытка принять законодательный акт, обеспечивающий экономическую поддержку возобновляемой энергетики, закончилась неудачно, — рассказывает г-н Копылов. — Разработанный в 1997 году закон, пройдя Госдуму и Совет Федерации, был в конечном итоге отклонён президентом. За прошедшее десятилетие роль и место возобновляемой энергетики в мире принципиально изменились. Сейчас актуальность её развития в стране не вызывает сомнения ни у специалистов, ни у власти».

Новые положения закона смогут заработать только после того, как будут установлены порядок выплаты надбавок к цене энергии на рынке и их уровень, тарифы, порядок покупки и т. д. На это, по мнению экспертов, уйдёт как минимум ещё год-полтора. Однако все собеседники «Эксперта ЮГ» признают, что сам факт принятия поправок впервые в истории страны устанавливает основы национальной системы поддержки развития энергетики на основе ВИЭ и даёт основания надеяться на существенный приток инвестиций в эту отрасль. И ЮФО наверняка станет для них основной площадкой.

Фото: Фонд «Новая Энергия»

Наталья Яценко, редактор отдела «Компании» «Эксперт Юг»



Еще по теме

Оставить комментарий